Политические тенденции 2020 г.

Эпидемия COVID-19 – главный политический фактор года

Эпидемия COVID-19 стала в 2020 г. главным фактором влияния на общественно-политическую ситуацию во всем мире, в том числе и в Украине. Сама по себе пандемия COVID-19, и карантинные ограничения как инструмент борьбы с эпидемией, кризисные социально-экономические тенденции в большинстве стран мира, а тем самым и негативные политические последствия. Кроме того, и эпидемия и карантин очень неоднозначно повлияли на общественные настроения и эмоциональную атмосферу во многих странах, вызвав, в частности, всплеск протестных действий. Появился даже термин «постковидный политический синдром». Наконец, долгосрочные политические последствия может иметь использование чрезвычайных методов и новых информационных технологий для противодействия распространению эпидемии. В этой связи звучат тревожные голоса о существенном усилении контроля государства над поведением своих граждан, и рисках потенциального ограничения индивидуальных прав и свобод.

В Украине влияние эпидемии COVID-19 на политическую ситуацию проявилось в разных формах (некоторое усиление политического напряжения, снижения рейтингов Президента и правящей партии, и др.), но пока не имело значимых последствий.

Следует отметить волноообразное развитие эпидемии. В 2020 г. наблюдались две больших волны эпидемии - весной и осенью (по сей день). В декабре стала проявляться относительная стабилизация масштабов эпидемии. Однако пока непонятно, насколько это устойчивая тенденция.
В разных странах мира по-разному реагировали на развитие эпидемии и борьбу с ней. В течение года происходил поиск оптимальных методов противодействия эпидемии. Однако основным методом противодействия развитию эпидемии в большинстве стран мира стали различные карантинные ограничения. Эксперименты с разными формами карантина наблюдались и в Украине: от жесткого локдауна весной - до адаптивного карантина летом и в начале осени, и «карантина выходного дня» в ноябре.

И медицинская и управленческая системы оказались не вполне готовы к вызовам пандемии COVID-19 (впрочем, не только в Украине, а в большинстве стран мира, в том числе и развитых). Приспосабливаться приходилось на ходу. К тому же и вызовы менялись. Если весной в Украине не хватало элементарных ресурсов – медицинских защитных масок и санитайзеров (их дефицит удалось ликвидировать примерно в течение полутора месяцев), то затем стал проявляться дефицит аппаратов искусственной вентиляции легких, а осенью – нехватка медицинского персонала, кислорода для реанимационных процедур, некоторых медикаментов. На критический уровень к концу ноября вышла и заполняемость больниц. Остро проявились финансовые проблемы в обеспечении здравоохранения, в том числе и в выплате надбавок к зарплате и страховок для медицинского персонала. Средства антиковидного фонда, созданного решением парламента по инициативе Президента, частично были использованы не по назначению. Летом 2020 г. властям показалось, что угроза масштабной эпидемии миновала и часть средств этого фонда была направлена на дорожное строительство. Однако осенняя волна эпидемии оказалась и более масштабной, и более опасной.

Очень заметны были перепады общественных настроений по отношению к эпидемии COVID-19 - от страхов и отдельных проявлений паники в феврале-марте к летнему пофигизму и усталости от карантинных ограничений, а затем к новой волне тревог и опасений осенью и в конце года. Хотя, похоже, что к концу года большинство украинцев стали уже привыкать к вызовам и рискам эпидемии, а в крупных городах многие уже и переболели на COVID-19. Проявились, иногда весьма остро, противоречия между опасениями по поводу рисков эпидемии и социально-экономическими интересами. В целом, как это уже давно присуще украинскому общественному мнению, реакция украинцев на эпидемию была очень амбивалентной, как в оценке действий власти, так и карантинных ограничений. В частности, по данным социологов, критичное отношение к различным формам карантина сочеталось с пониманием необходимости таких ограничений. Возможно, значительная часть украинцев рационально понимала необходимость карантина и самоизоляции, но эмоционально не хотела дальнейшего усиления ограничений.

Государство вынуждено было, особенно осенью, искать баланс между интересами эпидемиологической безопасности и минимизацией экономических потерь от карантинных ограничений. В итоге карантинные ограничения, введенные летом и осенью были более мягкими, чем весной.

В целом воздействие эпидемии COVID-19 на общественную жизнь Украины оказалось парадоксальным: гораздо более ощутимым и значимым было влияние на экономику и повседневную жизнь украинцев, чем на политические процессы. Поведение украинских политиков и основные закономерности отечественной политики в условиях эпидемии COVID-19 почти не изменилась.

Подпишитесь на телеграм-канал Политика Страны, чтобы получать ясную, понятную и быструю аналитику по политическим событиям в Украине.